Сказка о Грете. Почему жизнь в мире, нарисованном воображением экоактивистов, не покажется раем

Сказка о Грете. Почему жизнь в мире, нарисованном воображением экоактивистов, не покажется раем
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Сказки порою очень жестоки. Убийства, предательство, прелюбодеяние. В общем, полный набор смертных грехов. Если проанализировать то, что, к примеру, писали братья Гримм, экранизацией этих опусов должен заниматься режиссёр, специализирующийся на съёмке хорроров. Хотя бы потому, что в оригинале истории о Белоснежке есть часть, где детально описано, как ведьма съедает сердце главной героини. Но золотые времена сказочников уходят. Их хлеб в наши дни забирают политики и активисты. Именно они сочиняют страшные истории, в которых порой приходится жить всем нам.

Например, в мире, созданном 16-летней школьницей из Швеции Гретой Тунберг. «Люди страдают. Люди умирают. Рушатся целые экосистемы. Мы находимся в начале массового вымирания, а всё, о чём вы можете говорить, — это деньги и сказки о бесконечном экономическом росте. Как вы смеете!» — возмущалась Грета с трибуны ООН.

Сумасшедшая. Святая. Глас народа. Марионетка. Это лишь несколько эпитетов, которыми мировые СМИ и пользователи соцсетей окрестили девушку после её спича.

Но что произойдёт, если к её пламенным речам вдруг прислушаются мировые лидеры? Сказка окажется очень жестокой.

Глава 1. О кровавых убийствах

По данным Международной продовольственной организации ООН (FAO), крупный рогатый скот генерирует около 9,5% от общего объёма выбрасываемых в атмосферу парниковых газов — в первую очередь метана. За сутки каждая корова производит от 300 до 500 л этого газа. Это побочный эффект потребления коровами растительной пищи, вызывающей метеоризм.

Грета Тунберг предлагает решить проблему, отказавшись от мяса. Больше вегетарианцев — меньше коров — меньше метана в атмосфере, так рассуждает экоактивистка. В призыве Греты отказаться от потреб­ления мяса сошлись два аспекта — экологический и гуманистический. Ежегодно, по данным FAO, мировая индустрия АПК убивает 55 млрд животных.

Читайте также:Новая Жанна д’Арк или орудие в чужих руках: что пишут о Грете Тунберг в украинских соцсетях

Скорее всего, мир без скотобоен вполне реален, однако оплотом натуральности его назвать сложно. «Новое мясо», над которым уже активно экспериментируют корпорации, в том числе Cargill и Beyond meat Билла Гейтса, будет производиться в лабораториях.

Кроме того, переход исключительно на растительную пищу приведёт к банкротству не только животноводческих компаний, но и мелких фермеров, выращивающих кормовые культуры, в первую очередь — кукурузу. На такие культуры приходится приблизительно треть всех пахотных земель. В глобальном животноводстве, по данным компании Baker Tilly, задействовано около 1,3 млрд человек — эту массу людей нужно будет куда-то пристроить либо выплачивать им социальные пособия.

Переориентация на другие виды сельхозпродукции огромных массивов ранее занятых кормовыми культурами земель приведёт к обвалу цен на продукцию, то есть проиграют все аграрии. Предположение, что это удешевит еду для нуждающихся, вряд ли состоятельно: как показывает практика, аграрный бизнес реагирует на обвал цен сокращением объёмов производства, а не распродажами.

Кроме того, на планете есть народности, в первую очередь кочевники или жители отдалённых горных районов, чья жизнь неразрывно связана с содержанием сельхозживотных — их исчезновение приведёт к необходимости менять уклад жизни и потере национальной идентичности.

То есть отказ от животноводства спровоцирует рост безработицы и катаклизмы в отдельно взятых странах. Парниковых газов станет меньше, но и счастливых людей — тоже.

Правда, в каждой сказке, должен быть и позитивный момент. В случае отказа от животноводства пастбища, под которые сейчас используется около четверти свободной от льда земли и ради расширения которых уничтожаются тропические леса, можно будет вновь засадить деревьями.

Глава 2. О железных птицах

Чтобы попасть из Швеции в США и выступить на Ген­ассамблее ООН, Грета Тунберг в течение двух недель пересекала Атлантику на яхте на солнечных батареях с нулевым влиянием на экологию. Самолётами не пользуются и родители Греты: семья Тунберг старается не оставлять карбонового следа.

Вскоре сокращение авиаперевозок и так может затронуть нашу жизнь. Европейские лидеры всё чаще говорят о том, что билеты по €10 — непозволительная роскошь, они стимулируют людей летать, даже если нет насущной необходимости, что приводит к росту выбросов углекислоты в атмосферу. Впрочем, скептики считают, что дело тут не в заботе об экологии, а в том, что доходы муниципалитетов от толп бюджетных туристов не покрывают амортизации инфраструктуры городов. Живут прилетевшие лоукостами туристы на частных квартирах с AirBnB, владельцы которых зачастую не платят налогов. Питаются они едой из супермаркетов, но изнашивают городскую инфраструктуру так же, как и туристы, останавливающиеся в пятизвёздочных отелях.

Уже было. В 1992 году Северн Сузики из Канады в девять лет основала Организацию защиты детей (ECO), занимавшуюся обучением других детей вопросам, связанным с окружающей средой

Но что будет, если 4,3 млрд человек, которые, согласно оценке Ассоциации гражданской авиации ICAO, в прошлом году летали на более чем 38 млн рейсов, начнут массово отказываться от перелётов?

Первым пострадает турбизнес. Катастрофическое снижение количества путешественников серьёзно отразится на экономике традиционно туристических стран. Но куда более серьёзные изменения ожидают промышленность, поскольку снижение уровня авиаперевозок потребует полной перестройки процессов и производственных циклов с учётом удлинившегося логистического плеча из-за того, что перераспределение грузопотоков произойдёт в пользу более экологичного морского и железнодорожного транспорта.

Одним словом, Грета права в том, что авиация не друг экологии: по данным Организации стран-экспортёров нефти (OPEC), самолёты ежедневно сжигают около 5 млн барр. нефти, а авиаиндустрия генерирует 2,5–3% выбросов углеродов в атмосферу (если принять за 100% исключительно антропогенный взнос в парниковый эффект). При сохранении динамики развития авиаперевозок этот показатель может превысить 20% к 2150 году, но лишь при константе вклада прочих отраслей, что вряд ли возможно.

На то, что человечество пока не может исключить и даже минимизировать роль авиации в своей жизни, косвенно указывает и тот факт, что Парижское климатическое соглашение ни словом не упоминает об отрасли авиаперевозок и не предъявляет к операторам ни претензий, ни пожеланий, понимая, что они невыполнимы. Максимальная уступка экологичности, которую можно ожидать от авиакомпаний, — увеличение удельного веса беспересадочных перелётов, более экологичных, чем стыковочные, поскольку максимум выхлопов производится во время взлёта и посадки. Также могут директивно списать старые самолёты, расходующие топливо менее эффективно, чем новые модели.

Глава 3. Об электрических повозках

Грета не пользуется автомобилями, хотя, как стало известно из облетевшей социальные сети фотографии, не брезгует скоростными поездами. Базовый транспорт семьи Тунберг — велосипед. Примем как данность, что Грета всё же удовлетворится заменой бензиновых двигателей внутреннего сгорания на электрокары, тем более что её родители пользуются электромобилем в случае крайней необходимости.

По данным Международной ассоциации производителей автомобилей (OICA), в 2015 году на планете насчитывалось 947 млн легковых автомобилей и 335 млн единиц коммерческого транспорта.

Что произойдёт, когда большая часть из них окажется outlaw? Прежде всего человечество столкнётся с необходимостью отведения полигонов для хранения всех этих авто до момента их утилизации. Наиболее вероятное место — пустыни Аризоны или другие, где сейчас доживают свой век списанные самолёты. Ещё одно инфраструктурное последствие — увеличение количества больниц, пожарных станций, полицейских участков для компенсации затрат времени из-за более низкой скорости электрокаров, чтобы гарантировать людям оперативную помощь.

Читайте также:Кто эта Грета. Гуру апокалипсиса или психически нездоровая: что известно о юной экоактивистке

Спрос на электрокары повлечёт за собой увеличение объёмов добычи лития и кобальта — основы для выпуска аккумуляторов. Уже в 2017 году на производство аккумуляторов, согласно исследованию Mind.ua, направили 46% использованного лития и 42% — кобальта.

К слову, на этом может выиграть Украина, обладающая богатыми месторождениями таких металлов. Официальные геологические данные засекречены, но, оценочно, запасы лития в Украине составляют от 500 тыс. до 5 млн т.

А вот экологический эффект от массового внедрения электрокаров может оказаться не столь впечатляющим, как представляется Грете. Дело в том, что они вовсе не «стерильны» и по некоторым параметрам проигрывают даже традиционным легковушкам. Например, электромобили ощутимо тяжелее традиционных (в среднем на 24% из-за большого веса аккумулятора) и выбрасывают в атмосферу больше твёрдых частиц. Также на сегодня не решена проблема утилизации батарей — их перерабатывается не более 5%, а оставшиеся 95% довольно токсичны.

Кроме того, вряд ли юная Грета, пропускающая в знак протеста по пятницам школьные уроки, учитывает, что для производства электричества, которым заряжаются электрокары, по-прежнему используются традиционные ископаемые энергоресурсы. Возможно, их придётся сжигать ещё в большем количестве для обеспечения потребностей растущего электрического автопарка.

Да и откуда взять экологически чистое электричество для стремительно возросшего электропарка, пока неясно. Идея покрыть солнечными батареями Сахару (чего должно хватить на нужды всего мира) — скорее фантастика. Быстрое возведение большого числа атомных блоков доступно далеко не всем странам хотя бы по соображениям безопасности.

Отдельный вопрос, что делать с шахтёрами, если, как призывает Грета Тумберг, отказаться от сжигания ископаемого топлива. Формула «нет шахтёров — нет проблемы» в этом случае не работает. Развитые страны, ставшие на путь отказа от угля, добыча которого малорентабельна, готовы вливать миллиарды, чтобы минимизировать побочные негативные последствия. Например, Германия, наметившая полный отказ от добычи угля на 2038 год, по данным Федерального правительства, на поддержку угледобывающих регионов выделит около €40 млрд. Для сравнения: доходы госбюджета Украины на 2020 год предусмотрены на уровне 1080 млрд грн. Это приблизительно те же €40 млрд.

Если Украина — теоретически — в обозримом будущем захочет отказаться от угольной промышленности, стране также придётся решать проблемы с социальной защитой и профессиональной переподготовкой армии шахтёров. И то, что сейчас у каждого второго шахтёра где-то спрятан автомат, лёгкости задаче не добавляет.

Глава 4. Последняя. О пути героя

Что произойдёт, если к пламенным речам Греты Тунберг прислушаются мировые лидеры? Ее сказка окажется очень жестокой

Зачастую герой сказки — ребёнок. Причина проста: детям доверяют. Поэтому филигранное использование детей для пропаганды старо как мир. Стоит вспомнить хотя бы процессы над так называемыми салемскими ведьмами в Массачусетсе в XVII веке. Тогда заваруха началась из-за 12-летней Энн Путнам, обвинившей соседку в колдовстве. В итоге повесили 19 «ведьм» и «колдунов». И таких «безобидных» детских шалостей можно перечислить немало.

Писатели экологических сказок хорошо усвоили этот урок. Грета Тунберг — не первая героиня подобной сказки. В 1992 году Северн Сузики из Канады в девять лет основала Организацию защиты детей (ECO), занимавшуюся обучением других детей вопросам, связанным с окружающей средой. Через некоторое время, когда Северн исполнилось 12, она выступила на конференции ООН. СМИ назвали её «девочка, которая заставила мир замолчать на пять минут».

«Я сражаюсь за своё будущее. Потерять своё будущее — это не то же самое, что проиграть выборы или потерять несколько пунктов на фондовой бирже. Я пришла сюда для того, чтобы говорить от имени всех будущих поколений». Слова Северн полностью соответствует мыслям, озвученным Гретой.

Бесспорно, обе девочки говорят правильные вещи. То, что климат меняется и с этим нужно что-то делать, неопровержимый факт. Проблема лишь в том, что они используют дискурс «мы за всё хорошее и против всего плохого», не предлагая при этом никаких конкретных решений.

Такие речи привлекают внимание, а конспирологи говорят, что с их помощью нас отвлекают от чего-то важного. Как следствие — банальность обретает смысл. Мировая экономика растёт рекордно долго, и кризиса в ближайшие годы не избежать. В такие моменты и появляются сказки о детях, беспокоящихся об экологии. Благодаря им снижение производства можно списать не на начало кризиса, а на борьбу с мировым потеплением.

И всё бы хорошо, но мир намного циничней, чем любая сказка. Когда на весах окажется экономический рост или отказ от добычи средств и экология, мир наверняка выберет первое. Возможно, с поправками и витринными реформами, но от роста никто не откажется. А о Грете забудут — любая сказка когда-нибудь заканчивается.

Источник

← Как преодолеть торговые барьеры и сблизить финансовые и энергетические рынки? Итоги саммита ЕАЭС в Ереване Удручающие данные и торговая война подогревают опасения за мировую экономику →