Технологии как ключевой фактор конкурентоспособности

Технологии как ключевой фактор конкурентоспособности
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Торговые и санкционные войны, энергетическую трансформацию и факторы нестабильности обсудили участники ПМЭФ-2019.

Самочувствие глобальной энергетической отрасли стало если не главной, то одной из самых обсуждаемых тем Петербургского международного экономического форума, организованного фондом «Росконгресс». Интерес к разгоревшимся на его полях энергетическим дискуссиям был настолько велик, что желающие послушать мнение представителей правительств и компаний ведущих энергетических держав мира о текущей ситуации и будущем глобальной отрасли порой не вмещались в залы. Основные тезисы дискуссий – традиционный фактор влияния на мировые цены на нефть как баланс спроса и предложения уходит на второй план, отныне повестку формируют новости, торговые и санкционные войны, политический и экономический шантаж – стрессоры, не сопряженные со здоровой конкуренцией. Диалог по всем направлениям получился обстоятельным и откровенным.

Как заявил, выступая на панельных сессиях ПМЭФ, председатель правления ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин, в настоящее время наблюдается возрастающее влияние изменений в геополитике на энергетические рынки. Главным возмутителем спокойствия он назвал нынешнюю администрацию США. «Под огонь санкций и торговых ограничений попадают не только так называемые «страны изгои», но и традиционные партнеры, то есть те, кто считается союзниками Америки. В чем причины такой политики?

Думаю, они связаны с осознанием принципиального ослабления роли и возможностей Соединенных Штатов Америки в мировой экономике и политике», – сказал он. И пояснил, что, к примеру, еще в 2000 году ВВП США был втрое больше ВВП Китая, а сегодня, напротив, Китай превосходит США по объему ВВП по паритету покупательской способности почти на 25%, а к 2050 году превосходство экономики Китая над американской станет двукратным.

«США стремятся не только ускорить свое собственное экономическое развитие, но и затормозить количественный и качественный рост своих конкурентов. Это ведет к потере Америкой морального лидерства, так как исторически эта страна была одним из основных идеологов открытого рынка и конкуренции. (…) Именно подавление конкурентов стало доминантой экономической внешней политики США. А использование силовых методов решения проблем превратилось в особый американский стиль ведения дел, или же, цитируя недавнее высказывание замминистра иностранных дел Китая, господина Чжан Ханьхуэя, в стиль «обнаженного экономического терроризма и шовинизма», – подчеркнул он.

В качестве знакового момента в распространении санкционной болезни И. Сечин упомянул ситуацию с китайской компанией Huawei, на которую оказывается прямое давление через арест ее финансового директора и запрет на сотрудничество с американскими технологическими компаниями.

Недавно объявленное американским президентом Трампом «начало золотой эры американской энергетики» и обеспечение американского энергетического господства за счет выхода из Парижского соглашения по климату, отказа от дорогостоящих планов в области чистой энергетики и прочих факторов, по его словам, «для других стран может оказаться веком энергетического колониализма». «Мировая нефтегазовая отрасли стала заложницей политики», – констатировал глава «Роснефти».

1

Министр энергетики РФ Александр Новак тоже считает, что санкционные и торговые войны стали политическим оружием. По его словам, США на сегодня ввели 8000 санкций в отношении стран, компаний, физических лиц. «Дубинка направлена на то, чтобы продвигать свои экономические интересы протекционистским методом, давлением. Это способы абсолютно не рыночные», отметил он, призвав всех «возвращаться к рынку».

При этом одним из инструментов возврата к рыночным механизмам он считает создание параллельных платежных систем и переход на расчеты в национальных валютах, которые все больше внедряются между странами: «Даже европейцы сейчас, после того, как США вышли из ядерной сделки по Ирану, придумали механизм (правда, он не работает пока, но европейцы над ним трудятся), как обеспечить взаиморасчеты с Ираном отдельно от долларовых расчетов. Мы к этому все будем идти».

Позитивным моментом в поддержку слов российского министра стала новость, озвученная в рамках ПМЭФ-2019 вице-президентом Венесуэлы по вопросам экономики и финансов, министром промышленности и национального производства Тареком Эль-Айссами, о том, что Каракас создал механизм для расчета в рублях с Россией. «Мы оцениваем все механизмы – из-за того, что односторонние санкции США препятствуют использованию традиционной системы и платежей в долларах. Поэтому мы установили платежный механизм для того, чтобы выполнить наши обязательства перед Россией, и он будет в рублях», – сказал он в кулуарах форума.

На ПМЭФ спикеры сошлись во мнении, что главным фактором изменений на мировых энергорынках является добыча нефти в США – от этого зависит баланс спроса и предложения, цены на нефть и остальные энергоресурсы. По словам И. Сечина, в последние годы, благодаря мерам ОПЕК и ОПЕК+, удалось сбалансировать рынок. После кризиса 2014-2015 годов в отрасль начали возвращаться инвестиции. Но, несмотря на достижение положительных результатов с точки зрения балансировки спроса и предложения, усилился фактор неопределенности.

1

«Мы видим, что за последние одну-две недели после объявления различных санкций в торговых отношениях цена снизилась на $10. Мы на сегодняшний день даже не можем сказать, что будет завтра. Факторы, которые обычно формируют цены на нефть, – это баланс спроса и предложения – уходят на второй план. На первом плане появляется фактор новостей, санкционных ограничений, торговых войн, – отметил руководитель «Роснефти». – Если в прошлом году мировая экономика выросла на 3%, в этом году ожидание — 2,8%. Если реально будут введены пошлины, это может снизить экономику до 2,6%, что в свою очередь повлияет на снижение спроса на энергоресурсы. Оценки таковы, что если ранее на 2019 год планировался рост спроса на нефть на уровне примерно 1,3-1,4 млн баррелей в сутки, то в связи с торговыми войнами рост спроса может составить меньше 1 млн баррелей в сутки».

Комментируя вопрос сопряжения интересов России и Саудовской Аравии на нефтяном рынке, министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих отметил: «Идеальной стабильности на рынке достигнуть не получилось. Вы уже упоминали падение стоимости барреля на $10, но вы даже не представляете, что бы произошло, если бы мы не сотрудничали друг с другом. Мы ожидаем продолжения нестабильности на рынке. Мы постараемся избежать того кризиса, который произошел в 2014-2015 годах. Будем продолжать выступать с консолидированной позицией». Он добавил, что, несмотря на влияние неконтролируемых факторов, страны – участницы ОПЕК будут сохранять объемы добычи в рамках добровольно принятых обязательств для поддержания инвестиционной привлекательности отрасли.

По словам И. Сечина, если до кризиса 2014 года объем инвестиций в отрасль составлял порядка $900 млрд в год, то в период 2015 года падение составило в два раза – до $500 млрд. После восстановления рынка инвестиции выросли лишь частично – всего на 10-15%. «На сегодняшний день, по нашим оценкам, объем инвестиций в мировую отрасль составляет порядка $500-600 млрд в год. Тем не менее, этот сниженный объем инвестиций позволяет обеспечивать предложение на рынке, которое превышает, по сути дела, существующий спрос. Это означает, что за это время существенно повысилась эффективность добычи. Проекты, которые были низко маржинальными, за счет повышения эффективности, становятся более маржинальными. То есть такой объем инвестиций, который был раньше, теперь не требуется. Но это не значит, что мы должны снижать инвестиции, потому что мы можем получить кризис на рынке в течение 5-7 лет. Мы должны следить за этим показателем, в том числе за ценами, формирующими инвестиционную привлекательность отрасли», – подчеркнул И.Сечин.

«BP устроила бы цифра в $55 – это достаточно консервативная цена. Нужно придерживаться определенной дисциплины, во всяком случае, пока продолжать в положенном режиме инвестировать, нужны и дивиденды, чтобы обеспечивать уверенность инвесторов», –прокомментировал, в свою очередь, ситуацию с ценами и инвестициями глава BP Роберт Дадли.

Дэниел Ергин, признанный авторитет в области энергетики, международной политики и экономики, лауреат престижной Пулитцеровской премии, автор книг по нефтяной и газовой промышленности, выступая на ПМЭФ, высказал мнение о том, что погрузившемуся в последнее время во тьму нефтегазовому рынку поможет чудо. Анонсируя свою новую книгу, над которой он работает в данный момент, Д. Ергин упомянул об энергетическом повороте: «Нефть сейчас – это царь топлива в транспортировке. Но насколько она останется царем, сложно сказать на фоне больших изменений».

Говоря об альтернативных видах топлива, которым, по мнению некоторых экспертов, в будущем якобы предстоит потеснить традиционные источники энергоресурсов на рынке, И. Сечин отметил, что газ как наиболее экологически чистое ископаемое топливо придет на смену не только углю, но и атомной энергии, которую ряд стран считает потенциально опасной. По его сведению, спрос на нефть будет расти на уровне примерно 1% в год, что к 2024 году увеличит потребление в абсолютном объеме на 20 млн бнс. Поддержку спросу на нефть и нефтепродукты окажет как повышение уровня жизни в развивающихся странах, так и массовое распространение в них легкового транспорта. Согласно прогнозам, потребление газа со стороны транспортного сектора возрастет в 5 раз к 2040 году. Поэтому спрос на газ будет расти самыми быстрыми темпами среди ископаемых топлив – на уровне 2% в год, что приведет к росту доли его в энергобалансе с 22 до 25%. При этом И. Сечин не рассматривает возобновляемую – ветровую и солнечную – энергетику в качестве серьезного конкурента традиционным источникам энергоресурсов.

Представитель правительства Венесуэлы Тарек Эль-Айссами и посол Индии в РФ Бала Венкатеш Варма также поддержали наращивание газовой составляющей в энергобалансе. Как сообщил венесуэльский министр, его страна намерена провести встречу стран – производителей газа при активном участии РФ. А индийский дипломат рассказал о планах переориентации экономики Индии на природный газ («чтобы на него приходилось минимум 15% потребления»).

1

Судя по прозвучавшим комментариям, многие участники энергетических панелей не видят сланцевую нефть в качестве серьезного конкурента традиционным нефти и газу. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих считает, что «сланцевые углеводороды – это та реальность, которую мы уже приняли несколько лет назад, ничего нового в этом нет». «Тот рост, который мы наблюдали в этом и прошлом году, вряд ли останется устойчивым в средне- и долгосрочной перспективе. По мере поступления сланцев на рынок мы наблюдали снижение поставок. Мне кажется, что сланцевые углеводороды могут быть легко поглощены рынком. Но вопросы по качеству – важный фактор. Это важно для переработчиков, потому что большая часть мощностей по переработке по всему миру изначально спроектирована на работу с нефтью определенного качества. Низкое качество снижает спрос на сланцевые углеводороды. Поэтому планы по строительству трубопровода для поставки сланцевых углеводородов на мировые рынки выглядят не такими уж радужными, – заявил он. – Мы в Саудовской Аравии удовлетворены планами по добыче своих сланцев. Мы можем увеличить добычу и поставки своих сланцевых углеводородов, но это создаст определенные проблемы для рынка, поэтому мы должны откалибровать свои поставки сланцев для балансировки на рынке».

Р. Дадли, чья компания, по его же словам, в свое время много инвестировала в сланец, также указал на «естественное снижение» поставок: «Сейчас сланец немного бледнеет на фоне экономических факторов».

«Объективно сланцевая добыча никогда не могла конкурировать с традиционным топливом. Но необходимо отдать должное американским регуляторам, которые смогли придать необходимый импульс развитию отрасли путем снижения налогов, регуляторных барьеров, смягчения экологических требований по сжиганию газ и водопользованию», – прокомментировал вопрос И. Сечин.

Мнение об оптимистичном будущем сжиженного природного газа выразил министр финансов Катара Али Шариф Аль-Эмади, отметивший, что на сегодняшний день на его страну приходится 25% экспорта СПГ в мире. «Мы только что объявили о расширении добычи с 77 до 110 млн тонн. Это позволит нам удерживать роль глобального игрока на рынке СПГ. Полагаю, что такая динамика в будущем будет связана с эффективностью и стоимостью производства», — сказал он.

Глава «Роснефти» И. Сечин также обратил внимание на туманные перспективы в области «новой энергетики», связанные с электромобилями. «В общественном мнении сложился стереотип, что электромобили с легкостью задавят нефтяную отрасль, и массовое их распространение дело ближайшего будущего. Мы уже говорили, что это будет носить локальный характер, так как их использование требует определенных климатических условий, высоких затрат на создание инфраструктуры. Даже в Германии, где вкладываются значительные средства в их производство, а также развивается субсидирование, количество таких автомобилей составляет около 200 тысяч – это менее 0,5% от всего легкового автопарка. А планы по достижению 1 млн штук к 2020 году будут не выполнены», – сообщил он на ПМЭФ.

О феномене переоцененности электромобилей И. Сечин говорил еще в 2017 году. «Два года назад Tesla стоила $340 за акцию. Те, кто услышал меня тогда и продал акции, могли хорошо заработать, так как текущая цена акций Teslaне превышает $200». К тому же, по его словам, из-за лития и кобальта, применяемых при производстве электрокаров Tesla, экологичность электромобилей остается под вопросом. А с учетом того, что электромобили не решают ни проблему сокращения выбросов, ни проблему вредных производств, в обозримом будущем доля электромобилей в мировом автомобильном парке не превысит 12–15%», — заметил он.

Аналогичного мнения придерживается и Р. Дадли, подчеркнувший, что электрокары в будущем не окажут никакого влияния на использование нефтепродуктов и что нефть и газ совершенно точно будут играть главную роль на рынке на ближайшие десятилетия.

Обладатель электромобиля президент Total Патрик Пуяннэ в ходе ПМЭФ признался, что в целом доволен своим железным конем. «Мы с женой ездим на нем по выходным. Мне нравится, очень мягкий ход. Я езжу в нем по городу, но вряд ли рискну уехать на дальнюю дистанцию», – добавил он.

Между тем, в свете глобальных климатических изменений на фоне дальнейшего развития традиционной энергетики, доступ к технологиям становится ключевым фактором конкурентоспособности отрасли.

Как сообщил на ПМЭФ советник президента РФ Руслан Эдельгериев со ссылкой на данные межправительственной группы экспертов по изменению климата, с вероятностью 95,5% климатические трансформации происходят из-за антропогенной нагрузки. Инвестируя в чистую инфраструктуру, в нейтральную в углеродном отношении инфраструктуру, мы можем сэкономить $5 трлн, считает в этой связи помощник генерального секретаря, директор регионального бюро по странам Европы и СНГ Программы развития ООН Мирьяна Сполярич Эггер. При этом, по мнению представителя Сбербанка Владимира Ситнова, именно финансовые институты должны играть большую роль в финансировании решения климатических проблем. По словам Симоне Мори, главы дивизиона Европа и Евро-средиземноморский регион Enel S.p.А., к примеру, в ряде таких стран, как Италия и Испания, можно на 55-60% выпускать оборудование и транспорт на электроэнергии.

По словам президента, председателя правления ПАО «Сбербанк» Германа Грефа, сегодня страны конкурируют за первенство в технологиях, которые стали главным геополитическим оружием. «Уже не угрожают друг другу ядерными бомбами, говорят: «Мы вас отключим от технологий». Это означает сегодня как отключить больного от капельницы – все мы уже сидим на этих технологиях, поэтому технологии становятся ключевой историей», – сказал он.

«IT – это технология, которая позволяет бизнесу работать, это стержневая технология», – согласился с ним Го Пин, заместитель председателя правления, главный исполнительный директор Huawei. Между тем неравномерный доступ к технологиям увеличивает разрыв между лидерами и отстающими. «Новая экономика имеет абсолютного чемпиона – США, но второй догоняющий лидер – это Китай. Собственно говоря, две страны между собой делят порядка 95% диджитальной капитализации всего мира. Такая же ситуация на рынке непубличных компаний», – отметил Г. Греф. «Мы живем в открытом мире, и город, который деградирует, теряет в первую очередь людей, инвестиции, интеллект, теряет свое будущее. Догнать потом становится очень и очень сложно. За деградацией городов наступает деградация государств», – вторит ему мэр Москвы Сергей Собянин.

«Необходимо, чтобы были приняты политические меры на основе рынка для того, чтобы обеспечить успешность процесса декарбонизации. Эти политические методы должны переходить через национальные границы. Это должно решаться на уровне всех государств, общими усилиями», – заявила президент, главный исполнительный директор Fortum Corporation Пекка Лундмарк.

В целом участники профильных панельных сессий ПМЭФ высказались о готовности к сотрудничеству.

Елена БУТЫРИНА, Санкт-Петербург, фото с официального сайта ПМЭФ

Источник

← В Петербургском международном экономическом форуме приняли участие более 19 тысяч человек из 145 стран мира Протекционизм развитых стран подрывает иностранные инвестиции – ВЕДОМОСТИ →