ТОП-5 наивных мифов. Куда испарились $80 млрд из-под матрацев украинцев (ИНФОГРАФИКА)

ТОП-5 наивных мифов. Куда испарились $80 млрд из-под матрацев украинцев (ИНФОГРАФИКА)
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

«ВД» решила выяснить, когда и зачем НБУ включает печатный станок и чем отличается Украина от Гондураса

Вокруг украинской экономики выстроено немало мифов. Отчасти ложное представление формируется из-за отсутствия оперативных статистических данных. Скажем, самые свежие данные Госстата о доле импорта в промежуточном потреблении (комплектующие, сырье и пр. для производства отечественных товаров) датируются 2014 г. Зачастую к удивительным результатам приводит и используемая официальной статистикой методика подсчета. К примеру, если верить Госстату, то подавляющая часть продаваемых у нас чая и кофе произведена в Украине. Подобные статистические изъяны означают, что определить реальный уровень импортозависимости нашей страны просто невозможно. Что, в свою очередь, сильно снижает и возможность прогнозирования такого важного для экономики в целом показателя, как курс национальной валюты. И открывает возможности для манипулирования.

Активно штампуют мифы политики и ангажированные эксперты. Например, очень часто и те и другие говорят о 100-миллиардном долге страны, который уже превысил 100% ВВП. Так подменяется понятие «государственный долг» понятием «внешний долг», где на долю государства приходится значительно меньше долговой нагрузки, чем на долю частных компаний. Долг государства в действительности же составляет около 64% ВВП.

«ВД» решила обратиться к наиболее близкой для многих «денежной» теме: мы собрали и развенчали пять наиболее популярных мифов о государственных и личных финансах украинцев.

Миф первый: детенизация решит все финансовые проблемы Украины

Некоторые политики всерьез утверждают, что легализация теневых оборотов позволит отказаться от сотрудничества с международными кредиторами, в разы повысить зарплаты и пенсии и т. д. Но действительно ли страна получила бы настолько большой денежный ресурс, если бы все вдруг начали работать в белую?

Согласно последнему отчету МЭРТ в январе-сентябре 2017 г. уровень теневой экономики Украины составлял 33% ВВП. По предварительным экспертным оценкам, номинальный ВВП Украины в прошлом году составил $100–110 млрд. Таким образом, всю отечественную теневую экономику можно оценить примерно в $30 млрд. Но при всем желании Украина не сможет полностью легализовать этот капитал. Ведь полностью побороть тень не удается даже развитым странам. Скажем, согласно недавно обнародованным данным Института прикладных экономических исследований Университета Тюбингена (Германия), доля тени в Германии составляет 10,4% ВВП, в Японии — 8,4%, США — 5,4%.

То есть победой над тенью в Украине можно считать ее сокращение до 10%. А финансовый ресурс, который теоретически можно легализовать, составляет около $20 млрд или 520–550 млрд грн. Если очень грубо подойти к перераспределению этих средств, то в виде налогов с этой суммы было бы уплачено максимум $10 млрд или около 260 млрд грн. Этой суммы не хватило бы даже для того, чтобы повысить пенсию каждому пенсионеру на 2 тыс. грн, не говоря уже об ее многократном увеличении.

У нас около 12 млн пенсионеров, соответственно, на дополнительную выплату по 2 тыс. грн каждому Пенсионному фонду понадобилось бы 288 млрд грн. За полученные от детенизации средства можно было бы погасить примерно четверть государственного долга (а не весь!), который сейчас составляет 2,14 трлн грн.

Сразу развенчаем и еще один миф о том, что якобы теневая экономика в Украине достигает едва ли не 80% ВВП: оценки украинской тени МЭРТ и различных международных экспертов отличаются незначительно. Согласно опубликованному в январе 2018 г. докладу эксперта африканского департамента МВФ Леандро Медины и Фридриха Шнейдера из Университета Кеплера (Линц) средний размер теневой экономики Украины в период 1991–2015 гг. составил 44,8% ВВП. По данным исследования Международной ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (АССА) «Теневая экономика до 2025 года», обнародованного в июне 2017 г., уровень теневой экономики в Украине в 2017 г. составил около 46%, и к 2025 г., как считают авторы исследования, он снизится примерно на 1%.

Но невозможность решить все финансовые проблемы за счет детенизации вовсе не означает, что с тенью не нужно бороться вообще. Ведь теневая экономика — это не только недопоступления в бюджет, но и удар по конкуренции, бизнес-климату, инвестиционной привлекательности страны.

Миф второй: в Украине слишком много налички

Снижение доверия к банковской системе, раскручивание инфляции и повышение социальных стандартов заложили основу для еще одного «денежного» мифа — на руках у населения находится несметное количество наличной гривни. По информации НБУ, по состоянию на 1 февраля 2018 г. в обращении находилось 346 млрд грн., что на самом деле не так уж много, — считает Михаил Демкив, финансовый аналитик группы ICU. Объем наличной гривни увеличивается медленнее номинального роста ВВП. На протяжении десятилетия соотношение наличная гривна к ВВП фактически не опускалось ниже 15%, в то время как у наших западных соседей этот показатель был приблизительно вдвое меньше (см. инфографику). За четыре года (2014–2017 гг.) номинальный ВВП вырос почти вдвое — с 1,5 до 2,9 трлн грн., а объем наличной гривни увеличился только на 38% (с 262 до 362 млрд грн). В частности, в прошлом году рост номинального ВВП (изменение ВВП в гривне без поправки на инфляцию) превысил 22%, а объем наличных в экономике увеличился лишь на 7%.

Такая динамика контрастирует с европейской, где доля налички к размеру экономики растет. Исключение составляют лишь несколько стран. Например, в Швеции из-за массового перехода на безналичные расчеты бумажная крона исчезает из оборота и составляет только 2% от ВВП страны.

Можно также с уверенностью утверждать, что наличная гривня задействована в реальном обороте (т. е. работает на экономику), а не лежит под матрацами. Хотя бы потому, что из-за нестабильности нацвалюты наши сограждане, имеющие свободные средства, предпочитают делать сбережения в СКВ.

Кстати, последние мировые тенденции в мире финансов говорят о том, что до окончательного исчезновения налички еще очень далеко. По информации Банка международных расчетов (BIS), обнародованной в марте этого года, в последние годы объем наличных средств в обращении фактически вырос: с 7% ВВП в 2000 г. до 9% в 2016 г. Впрочем, выросли и платежи по дебетовым и кредитным картам: с 13% ВВП в 2000 г. до 25% в 2016 г. «Люди держат больше карт и используют их для более мелких транзакций», — говорит Хен Сон Шин, экономический советник и глава департамента исследований BIS.

Миф третий: население хранит под матрацами не менее $80 млрд

Тезис о 60–80 млрд наличных долларов на руках у населения появился в информационном пространстве около восьми лет назад. Руководство НБУ в свое время называло еще большую сумму — $92 млрд. Якобы вернув эти деньги в банки или страховые компании, можно запустить полноценное кредитование экономики. Во-первых, даже если бы эти средства действительно находились на руках у населения, вернуть их в систему можно, лишь обеспечив стопроцентное доверие населения к финучреждениям, а также гарантировав полное возмещение вложенных средств в случае банкротства банка или СК.

Во-вторых, и это самое главное, такой объем СКВ на руках у населения — чистейшей воды миф. Поскольку никто из озвучивших заоблачные суммы наличных долларов под матрацами не объяснил, как была рассчитана эта сумма. «Судя по сопровождающим комментариям, были попросту использованы исторические данные платежного баланса об оттоке средств в наличную иностранную валюту, которые сами по себе имеют оценочный характер. При этом полностью проигнорированы попытки оценить, сколько наличной иностранной валюты за это время было физически вывезено из страны, например на оплату контрабанды или в карманах туристов. Точно определить объем наличной иностранной валюты в экономике не представляется возможным», — считает Алексей Блинов, главный экономист Альфа-Банк Украина.

Впрочем, объем наличной СКВ на руках у населения в нашем случае вообще не имеет особого значения: вытащить эти деньги из-под матрацев не удастся. По информации Фонда гарантирования вкладов, 98% депозитов не достигают 200 тыс. грн, то есть можно считать мелкими. Зато более половины общего объема депозитного портфеля формируют крупные вклады. Это означает, что на 2% вкладчиков приходится 50% всей суммы депозитов в банках. Скорее всего, примерно такая же ситуация и с наличной валютой, основной объем которой сконцентрирован у небольшой группы людей. И если по каким-то причинам эти люди не «светят» свои «залежи» в финучреждениях, то даже самые железобетонные гарантии сохранности вкладов не заставят их изменить свое решение. Так что об идее кредитования экономики за счет вынутых из-под матрацев денег лучше забыть.

Миф четвертый: если банкомат выдал хрустящие купюры, началась очередная эмиссия гривни

Комментируя очередной виток инфляции, эксперты часто говорят об этом иносказательно, мол, Нацбанк снова включил печатный станок. Инфляция и реальное, а не иносказательное печатание денег так прочно переплелись в сознании обывателей, что теперь, получая сдачу в магазине или наличку из банкомата новыми купюрами, многие расценивают это как дальнейшее раскручивание инфляции. Этот миф не только самый распространенный, но и один из самых опасных. Ведь он способен усилить инфляционные ожидания, что, в свою очередь, действительно способно повлиять на рост потребительских цен.

На самом деле появление в обороте новых купюр не имеет ничего общего с ростом цен: они появляются не в результате денежной эмиссии, а в рамках технической работы НБУ по изъятию ветхих купюр и их замены. В последние годы (2016–2017) чистая денежная эмиссия Нацбанка была близка к нулю, что не мешало проводить обновление наличных купюр. По словам Алексея Блинова, денежная эмиссия вообще осуществляется не на наличном, а на безналичном уровне. И часто не имеет последствий для наличного оборота. Объем наличных гривень в экономике в три раза меньше денежной массы. Это означает, что на каждую наличную гривню в обращении приходится две безналичных (средства на текущих счетах населения и предприятий, их депозиты в банках).

Как же проводится безналичная денежная эмиссия, которая действительно влияет на раскручивание инфляции? Стандартный случай — через выкуп Нацбанком выпускаемых правительством ОВГЗ. Алексей Блинов пояснил схему на примере денежной эмиссии в поддержку «Нафтогаза» в 2014 г. Тогда правительство выпустило облигации на сумму почти 100 млрд грн. Эти ценные бумаги были внесены в уставный капитал НАК «Нафтогаз України», после чего Национальный банк их выкупил за безналичные, созданные виртуально деньги. Осязаемыми эти деньги становятся позже, когда «Нафтогаз» выходит на межбанковский рынок с целью покупки долларов для проведения платежей по газовым контрактам. Компания предлагает крупные объемы гривни, которой до этого в экономике не существовало. Это приводит к девальвации нацвалюты, которая, в свою очередь, вызывает инфляцию.

В последнее время выпуск ОВГЗ для докапитализации госбанков не содержит эмиссионной составляющей. Поскольку НБУ не выкупает эти ОВГЗ (они остаются на балансах госбанков в форме ценных бумаг). А значит, новые денежные средства в экономику не эмитируются.

Главный источник эмиссии сейчас — покупка Нацбанком иностранной валюты на межбанке. Ведь для этого в оборот выпускается новая безналичная гривня. В частности, по итогам февраля НБУ купил на межбанковском рынке $426,9 млн. Одновременно, правда, происходит и противоположный процесс: Нацбанк выводит из оборота те средства, которые возвращаются ему от банков (ранее выданное рефинансирование) и государства (погашение ОВГЗ, которые когда-то были эмиссионно куплены Нацбанком).

Миф пятый: Украина как Гондурас

Одна из излюбленных тем доморощенных зрадофилов — «богатые становятся еще богаче, бедные — еще беднее». Оценивая текущую ситуацию, они частенько сравнивают нашу страну с самыми бедными африканскими государствами, заставляя поверить в это простого обывателя. Безусловно, по уровню жизни нам далеко до развитых стран. Но означает ли это, что Украину автоматически нужно заносить в список мировых аутсайдеров?

К примеру, Украина вместе с Норвегией и Словенией возглавляет рейтинг стран с наименьшим разрывов между доходами бедных и богатых по коэффициенту Палма. Он определяет уровень неравенства как отношение средних доходов 10% самого богатого населения к средним доходам 40% самого бедного населения. В рейтинге индекса человеческого развития Украина входит в группу стран с высоким уровнем человеческого развития и занимает 84 позицию из 188-ми. Этот индекс используется как стандартный инструмент для сравнения уровня жизни в разных странах и рассчитывается на основе трех видов показателей: ожидаемой продолжительности жизни, уровня грамотности населения и валового национального дохода на душу населения по паритету покупательной способности.

И уж точно украинские проблемы далеки от тех, которые приходится решать действительно беднейшим странам, у которых, к примеру, среди первоочередных проблем может быть обеспечение населения питьевой водой и доступ к канализации. Согласно исследованию «Состояние туалетов в мире-2017» международной некоммерческой организации WaterAid (организовывает сбор средств для финансирования мероприятий по обеспечению населения питьевой водой, улучшению санитарных и гигиенических условий жизни) в Украине не обеспечено базовыми санитарными условиями 4% населения. Для сравнения: в Гондурасе, с которым так любят сравнивать нашу страну зрадофилы, этот показатель составляет 20%, в России — 11%.



Источник

← Кабмин разорвал программу экономического сотрудничества с Россией Виктор Медведчук указал на ошибки Украины в отношениях с Россией →