Белорусский рубль теряет свой вес

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

 

Национальный банк не интересует реальный курс рубля. А вот объявленная дополнительная сессия на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи не состоялась.

 

На вопросы «Почему правительство в последний момент дало задний ход», «Сколько еще продержится нынешний курс рубля», «Получит ли Беларусь российский кредит без проведения девальвации» ищет ответы издание «Завтра твоей страны».

 

Рыночный курс рубля превзошел все ожидания

 

Ожидания от альтернативной сессии, на которой бы определился рыночный курс, не оправдались. Национальный банк, сославшись на необходимость «значительной подготовительной работы технического характера», перенес открытие альтернативных торгов на неопределенное время. Рынок все также стоит.

 

Почему же правительство изменило свою тактику в последний момент?

 

«Честно говоря, непонятно, на что рассчитывает правительство. Думаю, альтернативную сессию отменили по той причине, что испугались курса, которой мог бы на неф сложиться. Ведь после того, как было заявлено о возможном открытии второй сессии, межбанк даже заработал. Сделки шли в районе 4800-5000 рублей за доллар. И буквально на следующий день банкам настоятельно порекомендовали не проводить сделки выше 4500 рублей за доллар», – считает финансовый аналитик Сергей Чалый.

 

Такого же мнения придерживается экономический обозреватель Кирилл Коктыш: «Решение Нацбанка не проводить альтернативную сессию может означать лишь то, что у белорусских властей нет уверенности в возможном урегулировании вопроса благоприятным для них образом. Власти понимают, что это принесет не желаемый для них результат. Сегодня нет уверенности в крепости белорусской валюты. Проблема по большому счету осталась нерешенной».

 

Другими словами на сегодняшний день курс уже ушел довольно далеко от декларированного, что белорусскому руководству вряд ли удалось бы сохранить лицо, показав рыночную стоимость рубля. 

 

Беларусь получит от России кредит?

 

Для получения Беларусью кредита от РФ им необходимо гибкость курсообразования. До тех пор, пока это не произойдет, выделять кредит Беларуси в Центробанке не намерены.

 

«Дадут. Куда им сейчас деваться? Если начнут торговать 1 доллар по 6 тысяч белорусских рублей, то товары, произведенные в РФ, сразу становятся неконкурентными в Беларуси», – говорит руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико.

 

А с другой стороны Кирилл Коктыш не соглашается с мнением Леонида Заико. «Уже нет никакой разницы – даст нам Россия кредит или не даст. Это ничего не изменить. Если не даст, хоть госдолг будет меньше», – уточнять Коктыш.

 

Стоимость рубля будет определена самим рынком

 

В предсказаниях о дальнейшей судьбе национальной валюты эксперты довольно пессимистичны и не берутся даже предсказывать, сколько еще продержится сегодняшний курс и каким он, в конечном счете, окажется.

 

«Думаю, у импортеров осталось на складах продукции где-то на месяц. Вот когда она закончится, тогда все и остановится. Что касается повышения курса, то его не повышать, а отпускать надо», – говорит Сергей Чалый.

 

Эксперт считает, что использование административных мер ни к чему хорошему не приведут. Единственный вариант: позволить рынку самому определить, где будет тот курс, на котором свободно пойдут сделки между теми, у кого валюта есть, и теми, кто хочет ее приобрести.

 

«Сейчас нам надо нащупать этот уровень. Пока же власти застыли в параличе, экономика стоит», – утверждает Сергей Чалый.

 

Аналогичная ситуация наблюдалась в России в 1998 году. Тогда Центробанк  долго удерживал курс 6 рублей за доллар, что не соответствовало реальной ситуации. «Пока хватало денег, курс держался. Потом был привлечен кредит МВФ в 27 миллиардов, который проели за полтора месяца (ситуация аналогичная с нашим ожиданием российского кредита). А потом в августе 1998-го произошли неуправляемые катастрофические события, когда курс увеличился в четыре раза: с 6 до 24 рублей за доллар. И нас может ожидать нечто подобное», говорит экономист.

 

На данный момент, по мнению экспертов в формировании курса «нет предела совершенству». «Никто ж не обещал, что где-то есть дно, от которого можно оттолкнуться, и выплыть наверх», – говорит Кирилл Коктыш.

 

В общем, точный ответ на вопрос, сколько стоит рубль, может дать только рынок.

 

Девальвация уже не спасет

 

Эксперты констатируют, что девальвация белорусского рубля в данной ситуации ничего уже не решит. И не важно, сколько будет стоить рубль – 3100, 6 тысяч или даже больше. По крайней мере, для белорусской экономики такая мера абсолютно бесполезна.

 

«Обычно девальвируют, чтобы увеличить конкурентоспособность своей продукции на внешних рынках, — отмечает Кирилл Коктыш. — Девальвация для белорусских товаров сама по себе бессмысленна. Белорусский экспорт номинирован в долларах, поэтому девальвация на него не повлияет никак. Экспорт же в Россию имеет политическую подоплеку, и он не станет от этого продаваться в больших объемах. Он и без того значителен».

 

Главная проблема белорусской экономики — это большой разрыв потребления и производства, считает эксперт.

 

«И это постоянно будет давать о себе знать, сколько ни обесценивай валюту. Конечно, постоянное обесценивание – это тоже не решение. Это просто капитуляция перед обстоятельствами», – считает Кирилл Коктыш.

 

По мнению эксперта, бороться надо с причиной, а не со следствием.

 

Соответственно надо либо сокращать потребление, чего бы не хотелось, либо наращивать внешнее предложение. Но тогда вопрос,  какие товары производить и как договариваться с соседями, чтобы они эти товары купили? Белорусская экономика, как любая экспортно-ориентированная, обречена договариваться с соседями. Если никто у тебя не купил, то ты ничего не заработал. Так что вопрос не в понижении или повышении валютного курса.

 

Увы, для решения названной экспертом проблемы потребуется не месяц, а годы. Найти рынки сбыта и наладить производство конкурентных товаров — процесс нескорый.

 

Как говорит Кирилл Коктыш, девальвация для белорусской экономики на сегодня – худший из возможных вариантов.

 

«Когда в одну трубу вливается, а в другую выливается, либо вы находите способ выровнять этот баланс, либо сидите в пустом бассейне и делаете вид, что у вас вода есть. И какая разница, как вы будете индексировать потерю воды? — уточняет Кирилл Коктыш. —Девальвация валюты в белорусской ситуации — это не инструмент. Выигрыш от этого ноль. Надо держать курс, насколько есть возможность. Но чтобы держать нужно не только приказывать валюте стоят, но и делать совершенно реальные шаги для наполнения торговли товарными потоками».

 

657

← США: ФРС обещает не повышать процентную ставку Экономика США: Чего ожидать инвесторам со всего мира? →