Банковские мифы о банкротстве для украинцев

Финансы 08 Фев 2010
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Большинство банков, опираясь на мировой опыт – банкротство физических лиц является обычной процедурой для стран Европы, Японии и США, – спокойно воспринимает этот выбор граждан. Но некоторые, а именно: Альфа-Банк, Банк ВТБ, УкрСиббанк, Укрсоцбанк (банки с иностранным капиталом), – выступают против процедуры банкротства физических лиц, хотя и не могут привести весомых аргументов для обоснования своей позиции.

Почему?

Я считаю, это необходимость возврата займов, взятых у иностранных собственников и инвесторов, подстегивает эти банки вытягивать из украинцев любыми путями.

Свои действия они часто прикрывают мифами.

Миф первый: «Если заемщики не вернут кредиты, банки не смогут вернуть депозиты населению».

А вот факт: на 1 марта 2009 года соотношение депозитов физических лиц до выданных кредитов составило в млн. грн. *: Альфа-Банк — 1625,98 депозитов / 23689,24 выданных кредитов(6,86\%); Банк ВТБ — 1543,26 депозитов / 23431,48 выданных кредитов (6,5\%); УкрСиббанк — 7185,13 депозитов / 44760,1 выданных кредитов (16\%); Укрсоцбанк — 6199,09 депозитов / 40078,65 выданных кредитов (15,4\%)*. *информация из открытых источников

То есть, нет угрозы, что банки не смогут рассчитаться с вкладчиками из-за невыплаченных вовремя кредитов.

Прибыль собственников этих банков может уменьшиться, но является ли это основанием, чтобы оставить украинцев пожизненными должниками? Нет!

Миф второй: «Банки несут потери от роста курсу валюты вместе с обычными украинскими заемщиками».

Факт: в 2008 году украинские банки выкупили $9,8 млрд для «проведения валютных операций». В IV квартале 2008 года доход банков от переоценки валюты составил*: Альфа-Банк — 708,81 млн. грн. Банк ВТБ — 213,54 млн. грн. УкрСиббанк — 451,25 млн. грн. Укрсоцбанк — 646,4 млн. грн. Всего: 2 020 000 000 грн. *информация из открытых источников

То есть, когда украинцы вешаются и поджигают себя, потому что не могут вернуть банкам валютные кредиты по новому курсу, банки, получая миллионные прибыли, продают валюту своим же заемщикам уже по новому курсу.

Это справедливо?

Нет!

Миф третий: «Банки должны вернуть деньги всем иностранным кредиторам и инвесторам, иначе потеряют репутацию».

Факт: банки привлекли деньги, которыми выдали кредиты украинцам, в большинстве случаев или от своих иностранных владельцев или от иностранных инвесторов. Чаще всего для привлечения денег от иностранных инвесторов использовались «евробонды» – облигации с купонным доходом.

Рейтинги банков, действующих в Украине, неоднократно понижались международными рейтинговыми агентствами, и сегодня имеют «негативный» прогноз касательно дальнейших изменений. То есть, евробонды украинских банков сегодня продаются иностранными инвесторами до 15\% от номинальной стоимости. Что дает возможность банкам выкупить свои же долги с огромными «скидками».

Сумма банковских кредитов, выданных из-за рубежа в Украину в начале 2005 года составляла $2,66 млрд, а в начале 2008 года увеличилась до $30,97 млрд.

Иностранные банки – собственники украинских банков, не вкладывали деньги в увеличение уставного капитала своих банков, а давали деньги в кредит, что позволяло иностранцам моментально выводить деньги из Украины, а отечественным банкам уменьшать налог на прибыль, засчитывая в затраты проценты, которые выплачивались за пользование займами, выданными самими же собственниками банков.

Так почему Альфа-Банк, Банк ВТБ, УкрСиббанк та Укрсоцбанк считают, что ради сверхприбылей их собственников украинцам нельзя освобождаться от непосильных кредитов в процедуре банкротства?

Должны ли украинцы оставаться без надежды и без права на новую жизнь?

Нет!

Анатолий Родзинский, директор Консультационного центра по вопросам банкротства, blog.liga.net

*****
Россия: долг платежом не красен

Перевоспитанию и нравоучениям граждане России не поддаются. Но показательные акции работают: из-под палки люди стали возвращать долги и платить налоги.

Менеджер строительной компании Сергей Соловьев уже третий год по частям выплачивает государству 150 000 рублей. Этот штраф – наказание за то, что Соловьев дал взятку сотруднику ГАИ. «Легко отделался, – вспоминает он, – могли и три года дать». На суде он вины не признал – стоял на том, что вложенная в документы на машину пятисотрублевая купюра была не взяткой, а заначкой на тот случай, если он вдруг окажется на дороге с пустым баком и без кошелька. Разумеется, суд ему не поверил.

Соловьев не спешит расплатиться – говорит, что добиться оправдания для него теперь дело принципа. Он считает, что его просто спровоцировали. Навести в этом деле порядок призван вступивший в силу в этом месяце Административный регламент МВД. Там записано, что инспектор должен вернуть водителю документы, если в них вложены купюры. Но это не значит, что автомобилиста будет сложнее наказать за взятку. Было бы желание. Социологи подтверждают: взятки ГАИ давали и дают все – или почти все – водители. Несмотря на то, что в последние годы под суд за это отдают регулярно.

С точки зрения обывателя наказывать за дачу взятки инспектору – это произвол. Люди привыкли откупаться от ГАИ на дороге. Точно так же редко кто платит государству налог, если сдает в аренду свою квартиру. Возвращать долги по квартплате тоже не очень принято. И вот правительство взялось перевоспитать своих граждан – к их огромному возмущению. Ссылаясь на личный опыт общения с высокопоставленными чиновниками, замдиректора Института социологии РАН Наталья Тихонова говорит, что сейчас наверху всерьез задумались над тем, как влиять на принятые в обществе стереотипы поведения. А как влиять? Демонстративно наказывать, чтобы остальным было неповадно.

Наказывать и рассказывать об этом – так и получается государственная кампания. «Кампания – это акция, которая длится во времени и направлена на то, чтобы изменить отношение общества к какой-то проблеме», – по-научному формулирует один из работников информационных структур МВД. Чтобы тема заработала, она должна раздаваться «из каждого утюга», говорит замдиректора Компании развития общественных связей (КРОС) Олег Солодухин. КРОС – пиар-партнер многих государственных учреждений и компаний. Опыта у государства все больше: ведомства стараются кто во что горазд.

ВЗЯТКОДАТЕЛЯ К ОТВЕТУ

Собеседник Newsweek в правоохранительных органах в начале 2000-х помогал коллеге собрать материал для курсовой работы – про дачу взяток сотрудникам милиции. Он вспоминает, что нашел тогда только один пример: водителя лишили прав, и он хотел выкупить их у инспектора в МРЭО. По словам милиционера, взяткодателя повязали, но чем закончился суд, вспомнить не смог. С тех пор, говорит этот офицер, против взяткодателей наработали оперативную практику, то есть научились собирать материалы по делам так, чтобы они потом не разваливались в суде.

Самый громкий процесс прошел пять лет назад: москвич Ильдар Бичаров получил два года условно за то, что пытался дать взятку инспектору, и об этом много рассказывали на ТВ и писали в газетах. С тех пор за дачу взяток на дорогах стали судить без лишнего шума. Менеджер Соловьев, когда его взяли за 500 рублей, с удивлением узнал, что он такой не первый.

Всего за пять лет привлекли не больше 40 человек, говорит глава движения автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков. Нет, пострадавших сотни, возражает президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. Впрочем, за взятку сотруднику ГИБДД в России почти никто не сел – виноватых или штрафуют, или дают им условные сроки. Год назад в Калининграде осудили на четыре года за дачу взятки на дороге местного криминального авторитета Виталия Сазонова, но все знали, что это был только повод отправить его на зону. Взяткодателя захватывал спецназ РУБОПа.

Кампания, которая началась с задержанием взяткодателя Бичарова, захлебнулась. В МВД признают: задачи планомерно привлекать за взятки сегодня нет. Дело Бичарова не дало никакого эффекта. Люди по-прежнему считают, что на некоторых должностях традиционно «берут» и что сотрудник ГИБДД – ровно такая должность, данная человеку «в кормление», говорит социолог Тихонова. Несколько московских священников рассказали Newsweek, что прихожане очень редко исповедуются в том, что дают взятки на дорогах. Подавляющее большинство не видят в этом большого греха.

НЕ ВЫПУСТИТЬ ДОЛЖНИКА

Почти та же картина с возвращением долгов государству. Всего 15–20\% граждан считают, что долги надо отдавать всегда, указывает социолог Тихонова. Но в решении этой проблемы государство добилось большего: во-первых, потому что людям эта тема понятнее, а во-вторых, потому что в этом, в отличие от борьбы со взятками, государство заинтересовано всерьез.

Самую успешную воспитательную кампанию в России ведет Федеральная служба судебных приставов. Их задача – собирать с людей долги, от алиментов до транспортного налога. Это ведомство возглавляет однокурсник Дмитрия Медведева Артур Парфенчиков. На руках у приставов по 30–40 млн исполнительных производств в год. Результативность выше 70\%, и таких успехов они начали добиваться недавно.

Приставы напоминают, что идея не пускать должников за границу, пока те не расплатятся, родилась два с половиной года назад в питерском управлении службы, которое тогда возглавлял как раз Парфенчиков. За эти два с половиной года под запрет попали 200 000 российских граждан, причем 4000 приставы отловили прямо на паспортном контроле. Среди них оказался даже бывший вратарь футбольной сборной России Александр Филимонов – он задолжал алименты и не смог улететь в свой нынешний клуб в Ташкент.

Питерские приставы первыми стали вывешивать списки должников в интернете. Они же придумали ловить должников на дорогах и стали арестовывать автомобили крупных должников. С тех пор арестовывали любое имущество, включая породистого кота и поле озимой пшеницы. Преследуя, приставы поучали. Например, в Тосненском районе Ленинградской области по их приглашению священники читали лекции алиментщикам. В результате один тосненский алиментщик не только заплатил все долги, но и дал денег 15 000 сверху на поездку ребенка к морю. «А одна семья и вовсе воссоединилась», – с гордостью вспоминает Валентина Ивкина изУФССП по Ленинградской области.

ВЫСЕЛИТЬ НАПОКАЗ

«Идите на х.., журналисты! – кричит из-за запертой двери комнаты в общежитии не очень трезвая, судя по голосу, женщина. – Наобщались мы уже с журналистами на всю оставшуюся жизнь! А теперь отдыхаем!» Фамилию она назвать отказывается. Два года назад ее семью по суду принудительно переселили сюда из муниципальной квартиры – за многолетние долги по квартплате.

Это общежитие находится в Капотне, в Москве. В народе его называют Чудильником – так на сленге обычно говорят про притон для пьяниц. Сюда отправляют жить тех, кого выселили за неуплату долгов из Юго-Восточного округа Москвы. Право выселять неплательщиков коммунальщики получили в 2005 году, когда вступил в силу новыйЖилищный кодекс. В Москве с тех пор выселили 13 человек, из них 11 – из того самого Юго-Восточного округа. Выселяли всех должников, вооружившись телекамерами.

В Москве от угроз перешли к делу едва ли не последними, говорит Оксана Масамрех, пресс-секретарь ГУ «Инженерная служба Москвы». Она подчеркивает, что это исключительная – потому что очень непопулярная – мера и мэрия старается до этого не доводить. Главное – показать. Всего, по ее словам, долги по квартплате сегодня у тысяч москвичей. Эффект есть, утверждает чиновница: на мирное досудебное погашение долга сегодня идет подавляющее большинство должников.

В Едином расчетном центре Капотни говорят, что у многих неплательщиков, переселенных к ним в общежитие, и за комнату в этом общежитии уже набежало долгов по 30 000–40 000 рублей и эти долги – абсолютно бесперспективные. Самого первого вынужденного столичного переселенца, Андрея Столярова, в Чудильнике не помнят ни обитатели дома, ни местный участковый, разместившийся тут же, на первом этаже общежития. Столяров, выселенный в 2006 году из Некрасовки, говорят, отказался жить в своей комнате и переехал в неизвестном направлении подальше от телекамер.

Только за первые шесть месяцев этого года российские суды постановили взыскать с граждан долгов по квартплате, электроэнергии и теплу больше чем на 400 млн рублей. Это данные Судебного департамента при Верховном суде. В судах лежат тысячи дел, показательные выселения идут по всей стране.

Одновременно набирает обороты кампания по сбору налогов с аренды квартир. Дело в том, что большинство тех, кто сдает квартиру, не платят за это налоги – точно так же, как не платят налоги таксисты-частники. Арендодатели обычно якобы просто пускают к себе пожить. В апреле этого года в Головинском суде Москвы завершился первый процесс. Владимира Аракчеева приговорили к штрафу – 100 000 плюс 115 400 рублей неуплаченного налога. Аракчеева сдали его собственные жильцы – после того как он решил поднять стоимость аренды в связи с падением курса рубля.

Дело Владимира Аракчеева важно уже хотя бы потому, что следствию удалось доказать факт аренды, говорит руководитель аналитического центра ИРН Олег Репченко. По его данным, в одной только Москве сдается в аренду больше 100 000 квартир. А в целом по стране, если верить неофициальным исследованиям, в съемном жильеживет каждый пятый. Всех не привлечешь, и налоговики ставят на профилактику.

Один из способов – обещания льгот и пропаганда социального найма. На квитанциях о квартплате – призывы от властей города сдавать квартиры в аренду через городские службы: так надежнее, хотя придется платить налоги. Другой способ – призывать к сознательности и подталкивать соседей к доносительству, а участковых к бдительности. Результат есть: за этот год в России, как ожидают налоговики, число тех, кого «дополнительно привлекли к декларированию» (то есть пришли и сказали: плати), вырастет как минимум вдвое. Если сохранится динамика первых семи месяцев.

ЖЕРТВЫ И ПРЕСТУПНИКИ

Одно дело – учить граждан возвращать долги и платить налоги, другое – наказывать их за своеволие и неэтичное, с точки зрения государства, поведение. Здесь властям труднее добиться успеха – не дала же эффекта борьба со взяткодателями на дорогах. Не удалось навести порядок в интернете и после известного дела блогера terentyev, которое в 2007 году рассмотрел Сыктывкарский городской суд. Дело закончилось первым реальным приговором, вынесенным в отношении автора интернет-дневника за то, что в этом дневнике написано, а конкретнее – за разжигание социальной розни. В одном из комментариев в ЖЖ он в резкой форме отозвался о сотрудниках милиции.

Савва Терентьев получил год условно. «19 августа мой срок кончился, и теперь я свободный человек», – говорит он. Его отношение к сотрудникам органов не то чтобы изменилось, но тогда он, по собственному признанию, выступил слишком жестко: «Перебор был. Сейчас я поспокойней к ним отношусь». Дело Саввы Терентьева получило широкий резонанс и вызвало волну возмущения в российском интернете. Если кампания и получилась, то скорее с другой стороны. Сам Терентьев говорит, что не заметил, чтобы его коллеги по блогосфере после этого стали осторожней в высказываниях. И это несмотря на то, что с тех пор дел против блогеров возбудили больше десятка.

Расхождение между писаным и неписаным правом – понятный и осязаемый всеми факт, говорит замдиректора Института социальных систем Дмитрий Бадовский. Воспитывать людей, заведомо нарушая принятые представления о справедливости, бывает себе дороже. Три года назад Александра Поносова, директора школы в одном из сел в Пермском крае, обвинили в использовании нелицензионных программ Microsoft. Ему присудили штраф. Он своей вины не признал – ведь ему привезли компьютеры с уже установленным пиратским софтом – и стал бороться, чтобы его оправдали.

Кампания в защиту Поносова началась в интернете и разрослась. Преступником его не считал никто. А если он не преступник, значит, он жертва. Пришлось вмешаться Москве. Репортажи с судебных заседаний стали показывать на ТВ. Вопрос о Поносове стал первым, который Владимиру Путину задали на пресс-конференции в 2007 году, – а все вопросы Путину на брифингах, это уже давно известно, утверждает его пресс-служба. Михаил Горбачев написал про Поносова письмо Биллу Гейтсу.

Учитель Поносов добился возмещения ему морального и материального вреда, а также извинений. На прошлой неделе Верещагинский районный суд, с которого началось дело Поносова, удовлетворил последний его иск – о компенсации морального ущерба, но от извинений прокурора учитель великодушно отказался. Самое удивительное, что дело Поносова дало результат. «По темпам снижения уровня компьютерного пиратства Россия – мировой лидер», – говорит Александр Страх, юрист по охране интеллектуальной собственности Microsoft в странах Центральной и Восточной Европы. А сам Поносов теперь соглашается, что работать на пиратских программах нельзя: «Надо быть очень глупым, чтобы не пересмотреть свое отношение по этому вопросу».

Автор : М. Железнова, И. Архипов

Источник : http://www.runewsweek.ru

322

← Смерть доллару Банки запасаются резервами →