Дмитрий Медведев: «Есть такая Гузель Яхина… Такое очень сильное впечатление!» — БИЗНЕС Online

Дмитрий Медведев: «Есть такая Гузель Яхина… Такое очень сильное впечатление!» — БИЗНЕС Online
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

6.12.2018

Премьер-министр посоветовал чиновникам «включать мозги», прежде чем говорить, и пообещал не запрещать доллары

Выстраданным решением назвал пенсионную реформу премьер Дмитрий Медведев, подводя итоги года в интервью телеканалам. Он пригрозил санкциями нефтяным компаниям, повышающим цены на бензин, и признался, что читал обе книги Гузель Яхиной, впрочем, как и смотрел сериал «Домашний арест» на ТНТ. О том, как премьер в очередной раз заявил о приверженности «либеральным принципам», — в материале «БИЗНЕС Online».

Дмитрий Медведев подвел итоги года в прямом эфиреДмитрий Медведев подвел итоги года в прямом эфире Фото: government.ru

«НЕТ ТИМАКОВОЙ — НЕТ «ДОЖДЯ»

«Нет Тимаковой — нет „Дождя“», — так лаконично, но метко Telegram-канал «Незыгарь» прокомментировал состав журналистов, приглашенных на ежегодное телеинтервью Дмитрия Медведева. В таком формате общение проходило уже в 11-й раз, начиная с 2008 года, когда Медведев начал исполнять обязанности президента. Традиция сохранилась и после того, как он покинул кремлевский кабинет и вернулся в Белый дом. Только однажды интервью перенесли — с декабря 2011 года на апрель 2012-го. Тогда же с подачи пресс-секретаря Натальи Тимаковой впервые пригласили не только представителей федеральных каналов, но и главреда «Дождя» Михаила Зыгаря, что должно было продемонстрировать продвинутость Дмитрия Анатольевича. Зыгарь еще трижды был участником «разговора с Дмитрием Медведевым», а затем его (еще на три года) сменил Михаил Фишман. В нынешнем же году, после того как Тимакова ушла к Игорю Шувалову во Внешэкономбанк, — от «Дождя» никого. Зато Сергей Брилев, который до сих пор шесть раз подводил ежегодные итоги с Медведевым, в числе приглашенных остался и в этот раз. Хотя его персона в свете недавно открывшихся обстоятельств вызвала немало ехидных пересудов в соцсетях и СМИ.

Кроме него, в списке приглашенных на интервью также осталась Ирада Зейналова от НТВ, которая удостоилась этой чести уже в пятый раз. Остальные — новички. Это недавно вернувшийся на Первый канал с новой воскресной программой депутат Госдумы Петр Толстой, Илья Дронов из РБК. А пятым участником впервые стала представитель регионального телеканала — лауреат премии «ТЭФИ-Регион» в номинации «Интервьюер» Ирита Минина — автор программы «Лично знаком» на телеканале «Томское время». Кстати, по ее собственному признанию, в Москву она привезла несколько платьев, чтобы выбрать наиболее выигрышное на фоне интерьера студии. В итоге выбор пал на платье сапфирового цвета. А Зейналова, которая в последние два года была в одном и том же красном платье, облачилась в бордовое.

Также из новшеств — прямая трансляция интервью в аккаунте правительства во «ВКонтакте» и на канале в YouTube. Основные тезисы, как обычно, публиковались в аккаунте правительства в «Твиттере» на русском и английском языках, а фоторепортаж — в «Инстаграм»-аккаунте photogovernment. Интервью также транслировалось в прямом эфире на телеканалах «Россия-1», «Россия-24», РБК и RT.

«ДЕНЬГИ ЕСТЬ? НУ СЛАВА БОГУ!»

В начале Брилев задал традиционный вопрос про итоги года, упомянув о том, что президент в «майских указах» поставил задачу вывести Россию в пятерку самых мощных экономик мира.

— С нынешними темпами развития как нам ответить на такой вызов?

Впрочем, премьер на конкретно поставленный вопрос так и не ответил. А начал и вовсе издалека, напомнив — буквально в одном предложении — о том, что в уходящем году состоялись президентские и региональные выборы. Затем он сообщил, что темпы экономического роста за 10 месяцев составили 1,7%. «Мы приблизительно на эту цифру и рассчитывали. Да, она невелика. Но ее рост продолжается, и он соответствует тому, что есть в европейских странах», — сделал кивок на Запад Медведев и пообещал, что к 2020 году «мы будем стремиться выйти на более высокие темпы роста». То есть к 2%, а к 2021 году — порядка 3%. Но как с такими показателями выйти на уровень, который требует президент, так и осталось загадкой.

Затем премьер похвастался, что впервые за много лет у нас профицитный бюджет. И не просто на доли процента, а  существенно профицитный. «Это говорит о том, что мы правильным образом распорядились доходами и просчитали последствия принимаемых решений», — хвалил самого себя Медведев и объяснил это тем, что в бюджет была заложена стоимость нефти около $40 за баррель. В итоге экономика получила запас прочности. Как достижение глава правительства отметил и инфляцию в 3,5%, которая укладывается в «контрольные 4%». «Несколько лет назад инфляция составляла 15 процентов, а на некоторые виды продуктов и больше. Чего скрывать», — сравнил премьер и добавил, что, несмотря на санкции, валютные резервы выросли на $30 млрд до $460 млрд, что позволяет усилить «подушку безопасности». «Экономические итоги года при всех трудностях, издержках (понятно, что мы тоже многим недовольны) в целом я могу оценить как позитивные», — заключил Медведев.

Тем не менее Зейналова хотела конкретики и упомянула президента, который говорил о том, что «нам нужен прорыв».

— Посчитали стоимость прорыва. 8 триллионов. Даже не хочется думать, сколько это нулей. Дмитрий Анатольевич, а деньги вы в результате нашли и где искали? — спросила ведущая НТВ.

— Деньги, конечно, нашли, — заверил Медведев. — 8 триллионов необходимо было аккумулировать для того, чтобы выполнять национальные цели развития, вытекающие из указов президента от 7 мая от 2018 года. Но помимо этих 8 триллионов есть обычные, стандартные расходы, которые не вписываются в национальные проекты.

— Стандартные триллионы? — с иронией уточнила Зейналова.

— Стандартные триллионы. Совершенно верно, — продолжил Медведев. — Более того, 8 триллионов — это еще не все расходы. До 2024 года, если мы посмотрим на расходы, которые связаны с функционированием, развитием и модернизацией инфраструктуры, а также расходы на ряд социальных программ, — все это составит 23 триллиона рублей. Огромные цифры. Из них 22 триллиона рублей — деньги, которые так или иначе связаны с выполнением социальных обязательств. Это не только государственные, но и частные источники. Эти деньги найдены. Следующий, наверное, вопрос, который вытекает: «Откуда?» Ну здесь пришлось приложить определенные старания…

После этого Медведев признал, что деньги нашлись в том числе благодаря увеличению НДС на 2%, а также за счет корректировки акцизной политики и решения «некоторые других задач». Каких конкретно — не уточнил. И снова похвалился: «Все, что я сказал, — результат грамотного перераспределения источников финансирования целого ряда программ».

— То есть деньги есть? Ну слава богу, — с подколом подытожила Зейналова.

«НАШЕЙ СТРАНЕ САМИМ НЕБОМ ПРЕДНАЗНАЧЕНО КОРМИТЬ ВСЮ ПЛАНЕТУ»

Толстой поинтересовался, в чем сегодня надо искать источники экономики, учитывая санкционную войну и отсутствие иностранных инвестиций.

Медведев ответил в том духе, что национальная экономика может развиваться за счет собственных инвестиций, а иностранные, «при всем уважении и почтении к ним», вторичны. «У нас в целом сильная экономика, экономика быстро развивающейся страны, и поэтому мы должны делать упор на свои источники развития», — сказал премьер и добавил, что это не означает, что иностранные инвестиции больше не приветствуются. Более того, мы, по его словам, будем стараться улучшить инвестиционный климат. И хотя он пока неидеален, мы — к радости главы кабинета министров — поднялись во всяких рейтингах деловой активности «на очень приличные места» и сделали это довольно быстро. То есть переместились со 150-го места на более привлекательные 40-е. При этом многие иностранные партнеры, как заверил Медведев, продолжают инвестировать в нашу страну. И это не только китайские и индийские компании, но и партнеры из европейских стран и даже из США, с которыми у нас сейчас не самые теплые отношения. В общем, многие крупные компании очень хотят развивать свой бизнес в России, подчеркнул Медведев, хотя «отдельные правительства палки в колеса вставляют». Это и администрация США, и некоторые европейские страны. Но многие другие ведут себя более адекватно и говорят о том, что все эти санкции нанесли огромный ущерб.

— В общем, рассчитывать на себя надо? — уточнил Толстой.

— Абсолютно. Рассчитать всегда нужно прежде всего на себя. На силу нашей экономики, на те процессы, которые идут в промышленности, в сельском хозяйстве. Посмотрите, каких результатов в последнее время мы добились. Я всегда с гордостью об этом говорю и нисколько не стесняюсь. Сельское хозяйство, которое в 90-е годы называли черной дырой, местом, куда не надо инвестировать деньги — и не надо себя кормить, мы все сможем купить в других местах, — сейчас кормит всю нашу страну. Мы решили основные позиции по продовольственной безопасности и поставляем зерно, другие виды товаров на мировые рынки. Нашей стране самим небом, как принято говорить, предназначено кормить всю планету, — высокопарно отметил Медведев. — Будем стараться это делать. То же самое касается развития отдельных отраслей промышленности. И это не только оборонка, которая всегда была сильной. Посмотрите, какой скачок сделала фармацевтическая промышленность. Только потому, что появился спрос на лекарства, появились деньги, которые направляются на эти цели. За последние годы фармакология, фармацевтика росли темпами от 15 до 20 процентов в год. А это позволяет решать огромные задачи по снабжению людей лекарствами, которые продаются за рубли и не подвержены валютной конъюнктуре.

«МЫ ПЕРЕЛОМИЛИ ТРЕНД НА ПАДЕНИЕ ДОХОДОВ»

Несмотря на то, что пенсионную реформу все уже обсудили со всех сторон, Брилев все-таки затронул и эту тему. Он спросил, последнее ли это повышение и позволяет ли оно решить вопрос о повышении уровня жизни пенсионеров.

Медведев поблагодарил журналиста, так как тема сложная и важная. А потом повторил то, что говорилось неоднократно. Он, например, подчеркнул, что «это было самое трудное решение власти за последние десятилетия». «Изначально все понимали, кто был причастен к подготовке, что такого рода решения не добавляют власти популярности. Но это выстраданное решение», — как можно более проникновенно старался говорить Медведев. Он также напомнил, что первая редакция подверглась жесткой критике, но в итоге был принят улучшенный вариант. Благодаря президенту, а также тому, что к работе подключилась «Единая Россия». При этом, пока Медведев перечислял этапы трудного пути продвижения пенсионной реформы, единоросс Толстой слушал его так, как будто он не представитель партии власти, а какой-нибудь член КПРФ.

— Когда готовилась пенсионная реформа, власть ожидала, что будет такая реакция на вашу инициативу? — продолжил тему Дронов.

— Мы понимали, что такого рода решения вызовут отрицательные эмоции. Помните, как сказал президент страны? Это никому не нравится, — процитировал Путина Медведев и добавил. — И мне не нравится. Но здесь нельзя мыслить категориями «нравится – не нравится». Так можно зайти в очень плохом направлении. Если мы будем делать в экономике все, что нам нравится, мы  можем превратиться в очень отсталую страну.

Толстой же напомнил еще одну претензию общества к правительству, сославшись на то, что министры Максим Топилин и Максим Орешкин в последнее время говорят о беспрецедентном росте зарплат российских граждан.

— А граждане этого не чувствуют. Нет улучшения финансовой ситуации, и по общему настроению скорее растет число бедных. Президент говорил о том, что нам надо бороться с бедностью. Есть спрос в обществе на социальное равенство, чтобы человек в маленьком городе и деревне не чувствовал себя человеком второго сорта. Как вы можете прокомментировать недовольство людей?

— Запрос на справедливость, на выравнивание условий жизни, на более высокие доходы и устранение бедности — абсолютно правильный. Перед нами цель — в два раза снизить бедность в нашей стране. В основном от бедности страдают люди, у которых большие семьи, — отвечал премьер, упомянув, что в стране есть и реальный рост зарплат. — Нужно реализовать целый план. В настоящий момент этот план моими коллегами готовится. В нем масса позиций. Это и поддержка нуждающимся, и продолжение курса на увеличение зарплаты отдельным категориям, поддержка многодетным семьям. Есть разные идеи. <…> Надеюсь, в ближайшее время мои коллеги подготовят окончательный план по преодолению постыдного явления для нашей страны.

— Главное, чтобы вас слышали еще на местах, губернаторы, которые выделяют землю, и так далее, — добавил Толстой.

А Зейналова все-таки не удовлетворилась ответом и уточнила:

— Так что за беспрецедентный рост зарплат? О чем говорят министры?

— Они говорят вот о чем. Если говорить о цифрах, то по сравнению с тем, что у нас было несколько лет назад, это действительно рост. Тогда доходы падали, а сейчас они растут.

«Я БЫ НЕ ХОТЕЛ ПРИЙТИ НА ПРИЕМ К МЕДИКУ, КОТОРЫЙ ГОТОВИЛСЯ ТОЛЬКО ПО АЙПАДУ»

Более получаса не удавалось задать свой вопрос Мининой — телеведущей  из Томска, единственной «провинциалке» за столом у Медведева, чем она, не стесняясь, бравировала. Ее беспокоили социальные вопросы — образование, здравоохранение. Мол, у врачей налицо «профессиональное выгорание», лучшие специалисты уходят в частные клиники, а в обычных поликлиниках — огромные очереди.

— Есть хорошие доктора и так себе, так жизнь устроена, — на стал выгораживать «эскулапов» Медведев, заметив попутно, что в стране дефицит людей в белых халатах — в 22,5 тыс. человек. Но заверил, что «значительная часть докторов верны клятве Гиппократа».

— Врачи загружены бумажной волокитой, нет времени на больного, — напирали журналисты. Но премьер успокоил, что за последний год многое меняется, внедряются электронные формы ведения истории болезни.

— Врач во время приема 90 процентов времени должен тратить на беседу с пациентом и осмотр. Все остальное должно быть вбито в форму в компьютере. И врач в несколько кликов должен входить в базу данных, — уверен глава правительства. 

Но тут всплыл вопрос информационной безопасности больных. 

— Данные [пациентов] «утекают», и банки отказывают в кредитах на основании данных о здоровье, — загудели журналисты. Чего удивляться…

— Данные с компьютера Пентагона «утекают», — перебивала коллег журналист Зейналова.

Немало времени в ходе интервью было уделено фармацевтической промышленности. Медведев восхищался успехами российской «фармы» — в год эта отрасль экономики растет по 10–15%. 

— В перечне ЖНВЛП уже сейчас 60 процентов наименований — это наши лекарства, и это очень хорошо. Они производятся и продаются за рубли. Когда мы покупаем лекарства за границей, они связаны с валютной конъюнктурой и могут «скакнуть» в цене. А сейчас 60 процентов — это рублевые лекарства. По стоимости, правда, пока это 35–40 процентов, но мы будем выравнивать, — обещал глава российского кабмина.

Журналистов волновало другое: не будет ли резкого роста стоимости лекарств — из-за введения маркировки. Задававший вопрос журналист РБК, по крайней мере, казалось, абсолютно в этом уверен.

— Не грозит нам дефицит лекарств и никакого повышения цен не предполагается, его не будет, за ценами мы следим, — остудил собеседника Медведев.

По его словам, на выравнивание цен на лекарства из перечня ЖНВЛП в будущем году из бюджета будет направлено 165 млрд рублей. В 2019 году в этот список было добавлено 36 новых позиций, итого их будет 735 и, по заверениям премьера, это позволит «закрыть» все важнейшие проблемы со здоровьем россиян.

— Маркировка нужна, чтобы не было фальсификатов и злоупотреблений. Это делается в интересах, чтобы гражданин мог понять, что это нормальное лекарство, откуда оно пришло, — терпеливо пояснял Дмитрий Анатольевич.

По ходу беседы затрагивалась и тема подготовки врачей. 

— Я бы не хотел прийти на прием к медику, который готовился только по айпаду, — наполовину шутя, наполовину всерьез отвечал Медведев.

«РОБОТЫ БУДУТ ВЕДУЩИЕ ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ. И ЮРИСТЫ ТОЖЕ»

— Вопрос не про деньги, — анонсировала Зейналова, заговорив про подростковые «колумбайны». — Мы  все в этом году оказались в жуткой реальности, когда подростки с окружением угрожают в школах. Мы все видели «керченский расстрел», жутчайшая трагедия… Я в эфире стараюсь лишний раз про это не говорить, чтобы не спровоцировать кого-то, у кого этот нарыв в голове созрел. До этого мы боролись с «синими китами».

После соболезнований родственникам погибших Медведев высказал свое личное мнение на эту проблему, которое не отличалось особой оригинальностью. По его версии, корень проблемы — в компьютерах и равнодушии родителей.

— Если ребенок уткнулся в компьютер и часами оттуда не выходит… Обязанность родителей — подойти и поинтересоваться, чего он там торчит, может, у него какие-то проблемы, может, ему нужна поддержка? А если это способ умыть руки — «пусть он там сидит в этом компьютере, и ладно», — это и создает основу для такого рода трагедий, — рассуждал премьер. Ну а далее следовал набор банальностей вроде того, что семье, школе и государству надо объединять усилия для решения этой проблемы.

Тут Медведев вспомнил свежее сообщение, что подросток в Москве пришел в школу с ножом.

— В Жулебино, новый район! — вставила Зейналова.

— Слава богу, там все благополучно разрешилось, он сдался, — порадовался Медведев.

— Мы знаем, что вы любитель компьютеров, — издалека подобрался к теме цифровой экономики британский подданный Брилев. — Не приведет ли тотальная цифровизация к опасным последствиям, когда машины заменяют людей, не вырастет ли безработица?

— Роботы будут ведущие телевизионные, — ввернула Зейналова.

— И юристы тоже, кстати, меня недавно пугали, — подхватил юрист по образованию Медведев.

Впрочем, тема роста безработицы главу правительства мало волнует, сегодня она и так в стране «беспрецедентно низкая» — всего 4,7%. Медведев не видит большой беды и в том, что роботы начнут замещать живых людей на их рабочих местах, а машины при помощи «интернета вещей» будут принимать простые решения, например, в ЖКХ или энергетике. Как говорится, c’est la vie.

— Нужно готовить людей, чтобы они могли занимать более сложные, высокотехнологичные рабочие места, а неквалифицированные рабочие места будут уходить в прошлое, — предложил выход Медведев, признавшись при этом в своего рода «цифровой» зависимости. — «Цифра» создает массу удобств. Все мы уже не представляем жизни без ряда сервисов, которые создает цифровая экономика.

«НЕФТЯНЫЕ КОМПАНИИ ПОСЧИТАЛИ СЕБЯ ОБИЖЕННЫМИ. А ИМ КТО-ТО ЧТО-ТО ОБЕЩАЛ?»

Корреспондент РБК упрекнул правительство РФ в череде нерыночных решений — это и соглашение с нефтяными компаниями о неповышении цен на бензин, и так называемый план Белоусова по «стрижке» богатейших компаний. 

— Мы уходим от рыночной экономики и переходим к ручному управлению? — вопрошал коллега.

— Никуда мы не уходим, экономика у нас рыночная, открытая, которая действует в соответствии с определенными принципами, в том числе либеральными. Но очевидно, что мы обязаны следить за тем, что происходит, и обязанность государства в некоторых ситуациях — вмешиваться, — умело выкручивался Медведев.

Далее он довольно резко высказался в адрес нефтяных компаний, которые, собственно, и породили бензиновый кризис у ряда топливных компаний и АЗС, а также рост цен на заправках.

— Нефтяные компании посчитали себя обиженными, они пришли и говорят: «Вы знаете, мы не получаем на внутреннем рынке столько, сколько планировали». А им кто-то что-то обещал? Что для нас важнее: чтобы нефтяные компании получили столько, сколько они планируют, или чтобы люди могли рассчитываться за бензин? — задал премьер риторический вопрос. 

При этом Медведев буквально грозил нефтяным компаниям:

— Если все будет стабильно, ничего трогать не будем. Если ситуация выйдет из-под контроля, нам придется принять совсем непопулярные среди нефтяников решения — включая введения заградительных пошлин на экспорт, но, надеюсь, до этого не дойдет.

Наконец, была раскрыта тема дедолларизации экономики России. Новость номер раз: речь не идет о запрете хождения «зеленых» по стране, так что любители заграничных путешествий могут выдохнуть.

— Этот вопрос надо было задать — сколько бы раз на него ни отвечали представители финансовых властей, вопросы остаются, — оказался готов Медведев. — Дедолларизация не означает отказа от доллара. Доллар является важнейшей мировой резервной валютой, никакого запрета на хождение доллара в нашей стране не будет. Люди смогут помещать деньги в доллары и свободно продавать доллары, менять их на рубли или другую валюту. Таких идей (о запрете хождения долларов — прим. авт.) ни у кого не было, они абсурдны и противоречат экономическим правилам.

Премьер пояснил, что страна будет заниматься дедолларизацией при расчетах с другими государствами. 

— Мы должны ориентироваться на свою валюту. У нас валюта рубль, нам выгоднее платить в рублях. Нам выгоднее с Китаем рассчитываться в рублях и в юанях, с Индией — в рупиях и в рублях. Мы этот курс продолжим, ничего вредного в этом нет, тем более что, скажем по-честному, наши коллеги американские делают все, чтобы подорвать доверие к доллару, — обозначил Медведев политическую подоплеку ухода от «баксов».

«НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН»

— Дмитрий Анатольевич, в свое время вы сказали, что введение санкций против России похоже на объявление войны нашей стране. Ситуация на фронте сейчас какая и что мы опасаемся, когда американцы будут вводить новый пакет санкций? — спросил Дронов.

— На западном фронте без перемен, — процитировал название популярного романа Эриха Марии Ремарка Медведев, чем вызвал улыбки, а затем сообщил, что из-за санкций и торговых войн мировая экономика потеряла полтриллиона долларов. — Наша страна понесла ущерб в 100 миллиардов долларов. Тоже огромные деньги. Ничего хорошего в этом нет. Но, поскольку они остаются, мы сохраняем решения, которые были приняты. Тем более что в них есть не только минусы, но и элементы, позволяющие развивать экономику.

Еще один вопрос, с которым к Медведеву обратилась журналистка Минина, касался судьбы леса-кругляка, который отправляют в Китай:

— Как уберечь «зеленое золото»? Люди взволнованы: как уберечь лес от варварства, от пожаров, от свалок?  — вопрошала томичка. — Может быть, необходимо усиление законодательства?

— Стало банальностью говорить, что лес — наше богатство. Но это действительно так… Мы меняем правила. Внесли изменения в Лесной кодекс.… Это не все. Надо следить за товарными потоками. Мы приблизительно неделю назад говорили об этом с Владимиром Владимирович Путиным. По поводу кругляка. В чем проблема? Мы заинтересованы, чтобы переработка, мебельные фабрики, лесопилки были в России. Многие на это пошли. Западные фирмы и часть даже китайских. Но не все. Гораздо проще все срезать и полужульническим путем отправить куда-то. Особенно если не контролировать все это. Поэтому мы сейчас внедряем систему прослеживаемости — по сути маркировки поставок лесных товаров. Если мы это введем и будет работать как система ЕГАИС в отношении алкогольной продукции — она, кстати, так и называется — «ЕГАИС Лес», — мы будем понимать, откуда каждое бревно появилось, кто его и когда срезал. Потому что это реальная ценность…

Медведев также говорил о том, что надо вкладываться в пожарную технику и о принятом решении выделить около 20 млрд рублей на ее закупку. Упомянул он и про свалки, которые стали «притчей во языцех»: 

— Нам нужно уничтожить сотни свалок по стране, которые возникли незаконно. Нам нужно научиться с ними бороться так, как это делают в Европе. Это большие деньги, инвестиции, большой бизнес.  Надо не зарывать все, а перерабатывать, утилизировать. А у нас сейчас приблизительно 10 процентов мусора утилизирует, а остальное по сути хоронится.

— Дмитрий Анатольевич, Ирита задает вам вопросы, которые волнуют регионы, — вставила свою реплику Зейналова.

— И Ирита задает, и Ирада задает, — улыбнулся Медведев.

— Здесь очень важный момент. Для нее важно, чтобы вы вербализировали какие-то моменты, чтобы чиновники на местах понимали, что из Москвы все видят и все понимают и разберутся. И чтобы те чиновники, которые прикидываются бревнами, тоже все поняли, — завершила свой вопрос Ирада.

— Я даже не буду использовать термин — вербализация. Иначе могут не понять, — парировал Медведев под дружный хохот.

— Эти «бревна» в последнее время ведут себя, честно говоря, кое-как. Такое ощущение, что абсолютно оторвались. Советуют жить на 3,5 тысячи рублей, потом долго жалуются, что похудели, попробовав так прожить. Говорят, что государство ничего не должно. А наше государство по Конституции социальное. Что делать с этими чиновниками, которые изрекают такие вещи, что просто диву даешься… — возмущалась Зейналова.

— Ну что можно сказать? Мозги надо включать!  — грустно заметил Медведев, у которого и у самого за плечами есть негативный опыт. А потом все-таки решил защитить миллионную армию госслужащих, большинство из которых, по его словам, преданные, ответственные и хорошие люди.

— Но есть и другие, — признал премьер. — Тех, кто плохо себя ведет, надо привлекать к ответственности… тех, кто глупости говорит.

— А тот, кто говорит: «Ешьте макарошки». Что это? — снова не унималась Зейналова.

Но Медведев ответил совсем неожиданно:

— Еще некоторые время назад этого бы не заметили, потому что не было таких средств коммуникации — интернета, других возможностей. Ну кто-то что-то сказал, кто-то пошумел на эту тему. А сейчас это все становится достоянием гласности моментально, попадает в сеть. Поэтому любой государственный служащий, начиная от тех, кто работает в поселке и заканчивая высшими должностными лицами, должен думать.

«ЕСТЬ ТАКАЯ ГУЗЕЛЬ ЯХИНА…»

Уже в самом конце журналисты позволили себе один личный вопрос, мол, что премьер читает-смотрит на досуге. Медведев признался, что открыл для себя творчество казанской писательницы Гузель Яхиной.

— Могу сказать, что в последнее время я обратил внимание на несколько новых авторов — ну для меня [новых] во всяком случае. Есть такая Гузель Яхина, которая написала несколько произведений. Последняя книга (видимо, имеется в виду роман «Дети мои» — прим. авт.) на меня произвела такое очень сильное впечатление, хотя и первая — «Зулейха открывает глаза» (сериал по этой книге снимается сейчас в РТ — прим. авт.) — тоже была весьма и весьма… На самом деле, это просто написано хорошим литературным языком. Там интересная фабула, и это действительно литература, — сказал Медведев.

Он также отметил, что читал последнее произведение Виктора Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи», книгу китайского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе Мо Янь и смотрел комедийный российский сериал «Домашний арест». 

— Пару серий я смотрел, это довольно забавно, а некоторые персонажи вполне узнаваемые, — со смехом вспоминал Медведев.

— Узнали, да? — переспрашивали журналисты.

— Если вы на кого-то намекаете, это вряд ли, но узнаваемые как типажи — это точно, — посмеивался премьер, добавив. — У нас и «Ревизор» актуален.

Но закончили пресс-конференцию все равно «деньгами». На последних минутах встречи Минина вставила-таки вопрос о наследии футбольного ЧМ.

— Могли на культуре закончить, — с сожалением заметил Медведев.

Но отвечать все-таки пришлось. Речь зашла о том, что на строительство объектов к ЧМ были потрачены большие деньги.

— Существует такая точка зрения, что деньги можно было потратить на повышение пенсий и зарплат… — сообщила телеведущая.

 — Я знаю, и в соцсетях была критика. На проведение чемпионата мы потратили 650 миллиардов рублей, это расходы на функционирование пенсионной системы в течение месяца. Деньги большие, но с точки зрения текущих расходов это обычная сумма. А выручили мы на 200 миллиардов больше по подсчетам экономистов, — парировал глава правительства.

Кроме того, следует заметить, что вся инфраструктура в виде аэропортов, гостиниц и стадионов осталась в городах.

— Я уж не говорю, что мы провели лучший чемпионат в истории! — восклицал Медведев под одобрительные восклики журналистов, так что концовка все равно вышла мажорной.

Далее премьер поздравил россиян с наступающим Новым годом, обещав, что начнет 2019-й, как и водится, с гимна России.

— А потом попробую отдохнуть, поеду покататься в Сочи. Если получится. А не получится — будем работать, — обещал он.

Нужно, чтобы получилось, взволновались журналисты — мол, если Медведев будет работать, то и им не удастся отдохнуть.

Фото на анонсе: government.ru​



Источник

← Торговая война или "ссора родственников": прогнется ли Китай под давлением США и как от этого выиграет Украина - NewsONE Экономист: Медведев будет гордиться ростом экономики и впредь при двух «если» - НСН →